Воскресенье, 24.09.2017, 18:32

Приветствую Вас Гость | RSS
Историческая география
ГлавнаяРегистрацияВход
Лекции

Статьи

Форма входа

Поиск

Главная » Статьи » Мои статьи

С.Б. Переслегин Основные понятия "аналитической стратегии" 2 часть

Учение об операции - фазовая диаграмма.

Выше мы определили операцию, как гомоморфную подсистему войны, описывающуюся в некотором приближении теми же законами. В этом разделе мы будем рассматривать операцию как целенаправленное преобразование позиции (понимаемой в узком смысле). То есть, операция есть позиция в ее динамике.

Итак, полководец принял решение преобразовать позицию от некоторого начального состояния к определенному конечному, которое, как он полагает, будет "ближе" (в пространстве состояний) к выигрышной позиции, совместной с целью войны. Если исходная позиция устойчива (а она устойчива практически всегда), его действия вступают в противоречие с позиционными законами: он вынужден либо неэкономно тратить ресурсы, либо идти на значительный риск. То есть, на первом этапе всякая операция ухудшает позицию.

На этом этапе максимальны силы Ле-Шателье, стремящиеся скомпенсировать всякое изменение позиции таким образом, чтобы минимизировать эффект этого изменения. Проявляется это по-разному: устойчивостью обороны, превышением реальных потерь над рассчитанными по уравнениям Остроградского, разрушением коммуникаций, иногда - простым "невезением" и человеческими ошибками. "Силы трения", о которых много говорил К.Клаузевиц, максимально препятствуют наступающему22.

Очень многие операции затухают на этой стадии, принося наступающей стороне лишь потери и несколько вклинений в неприятельскую позицию, обладающих выраженной отрицательной связностью.

Переход к следующей фазе требует обязательного разрушения устойчивости позиции. В момент структурного скачка (бифуркации) силы Ле-Шателье не действуют, и оперативное "трение" мгновенно падает до нуля23.

Начинается период непрерывного и быстрого нарастания операции. На этом этапе текущие позиции уже не обладают свойством статической устойчивости. Напротив, можно говорить о формировании динамически устойчивой структурной системы "операция". Физически это означает, что разного рода случайности начинают не препятствовать наступлению, а способствовать ему, в то время как "трение" максимально затрудняет работу обороняющегося.

Однако, по мере продвижения вперед текущая связность позиции наступающего непрерывно уменьшается (эффект отрыва от баз снабжения): вступает в действие закон перенапряжения коммуникаций. Эффективное число стандартных дивизий снижается настолько, что наступающий уже не может быстро преодолевать сопротивление арьергардов противника, прикрывающих отход. Темп операции резко замедляется, и она вступает в следующую фазу24.

В этой последней фазе происходит формирование новой статически устойчивой позиции и затухание операции. Работает положительная обратная связь: чем сильнее тормозится операция, тем дольше "живут" текущие метастабильные позиции, тем сильнее проявляются для них процессы Ле-Шателье и возрастает операционное "трение" - это в свою очередь дополнительно тормозит операцию.

Итак, операция, будучи структурной системой, подчиняется классическим ТРИЗовским закономерностям. Пусть по оси X откладываются затребованные операцией ресурсы (например, время), а по оси Y - эффективность операции (хотя бы, темп продвижения или отношение потерь противника к собственным). Тогда любая операция в хорошем приближении может быть описана S-образной кривой (или ее начальным участком).

 

На первой, "затратной фазе" операции проблемы наступающего связаны прежде всего с преодолением устойчивости исходной позиции. И полководец стремится любой ценой нарушить эту устойчивость - хотя бы и не в свою пользу. Одним из самых красивых и тонких приемов является использование для этой цели "встречной операции" противника. То есть, одна сторона начинает наступление, разрушает статический гомеостаз, а пользуется этим вторая сторона, "бесплатно" переходя к стадии нарастания операции. Такая схема была блестяще применена немецким Генеральным штабом в весенней компании 1942 г. и несколько грубовато советским командованием в летней компании 1943 г. Возможно, самым ярким примером подобного "наступления за чужой счет" в оперативном масштабе следует считать действия Э.Манштейна в Керченской операции 1942 г.

Важно понять, что в обоих критических точках система "война" не обладает ни статической устойчивостью позиции, ни динамической устойчивостью операции. И только в эти моменты возможно "чудо" с очень резким изменением характера войны в целом.

Заметим, что "наступление за чужой счет" должно начаться в очень узком интервале времени (в идеале - в момент прохождения противником 1-й критической точки собственного наступления). Действительно, чуть раньше придется преодолевать статический гомеостаз позиции в весьма неблагоприятных условиях (противник подготовлен, сосредоточил значительные силы и средства, имеет резервы). Чуть позже придется преодолевать динамический гомеостаз операции противника, что скорее всего окажется вообще невозможным. Таким образом, "встречной операции" подразумевает значительный риск: если такая операция не проходит, она неизбежно заканчивается сокрушительным поражением.

Вторая критическая точка получила в военной теории название "кульминационного пункта" операции. С момента ее прохождения создание новой устойчивой позиции неизбежно, и в интересах наступающего приложить все силы к ее созданию. Как правило, однако, инерция толкает наступающего вперед, в результате все, что было выиграно в "фазе нарастания" бездарно растрачивается в "фазе насыщения". (Конечный этап наступления на Москву и Ленинград в 1941 г., конечная стадия почти всех советских наступательных операций. Самый яркий пример - осенние бои 1916 г. на Стоходе после прохождения Брусиловым 2-й критической точки.)

Поскольку 2-я критическая точка обладает абсолютной неустойчивостью, ее прохождение создает благоприятные условия для перехода слабейшей стороны в контрнаступление. ( Сражения на реке Марна в 1914 и 1918 гг., контрудары Манштейна весной 1943 г. под Харьковом и осенью того же года под Киевом, "война Судного дня). Такие контрудары также являются рискованными (поскольку слабейшая сторона добровольно отказывается от консолидации позиции), однако риск в данном случае невелик, поскольку в пользу слабейшей стороны "работает" закон перенапряжения коммуникаций. В отличие от "встречной операции" контрудар в момент прохождения кульминационного пункта является хорошо известным техническим приемом обороны.

Учение об операции - основные определения.

Сутью, "душой" всякого осмысленного наступления является оперативный маневр, который мы определим как перемещение войск, создающее динамическую угрозу узлам связности позиции противника. Сосредоточением и передвижением соединений наступающий вынуждает противника на какие-то ответные действия. Маневр удается, если эти действия не препятствуют осуществлению плана операции.

Так, в 1940 г. шлиффеновский маневр группы армий "Б" создал динамическую угрозу захвата Брюсселя (и далее всей "сверхпроводящей" сети узлов связности вплоть до Шартра). Парируя эту угрозу, противник провел контрманевр "Диль", который ослабил фронт в Арденнах и не создал при этом существенной оперативной угрозы немцам. В результате наступление группы "А" прошло в идеальных условиях, и стратегический план Манштейна был блестяще выполнен.

Перегруппировка и сосредоточение войск для осуществления маневра называется развертыванием. Развертывание само по себе еще не создает угрозы противнику, однако требует времени и иных оперативных ресурсов. Войска во время развертывания (особенно, в завершающей его стадии) весьма уязвимы для внезапной атаки. Потому развертывание, хотя оно и представляет собой сочетание сугубо технических действий, должно быть спланировано даже более тщательно, нежели предстоящий маневр.

Как правило, развертывание осуществляется на "своей" территории под защитой соединений прикрытия. Иногда, однако, это делать нежелательно по соображениям времени или невозможно по геометрическим причинам (узлы связности находятся вне контролируемой территории, размеры области недостаточны для сосредоточения необходимых для операции сил). В этом случае развертывание производится на территории противника под прикрытием маневра, который вначале выполняется лишь небольшой частью сил. Примерами такого стратегического развертывания является шлиффеновский маневр (сосредоточение сил Правого крыла на территории Бельгии и Люксембурга, которое было завершено лишь с выходом войск на франко-бельгийскую границу), наступление группы армий "А" в 1940 г. (сосредоточение сил в Люксембурге, французских и бельгийских Арденнах), наступление северного крыла группы армий "Центр" в 1941 г. (сосредоточение третьей танковой группы на границы Белоруссии и Литвы), и любая крупная десантная операции: например Нормандская (1944).

В очень редких случаях развертывание осуществляется на оспариваемой территории без всякого прикрытия. Такой маневр считается в аналитической стратегии почти невозможным, но его удалось провести Э.Людендорфу в 1914 г. в Восточной Пруссии и Э.Манштейну в 1942 г. под Сталинградом.

Технические и сугубо системные сложности этапа развертывания и "затратной фазы" операции приводят к идее преодолеть эти стадии еще до войны. Мы приходим к желательности построить всю операцию в мирное время и начать "официальные" боевые действия лишь после прохождения 1-й критической точки. В этом случае война может ограничиться одной операцией и быть "короткой, как удар молнии". Концепция "блицкрига" по существу целиком основывается на идее внезапного нападения, шока первого удара, срыва контрманевра противника. Цель операции совпадает с целью войны (поэтому мы говорим о стратегическом развертывании и стратегическом маневре)25.

Преимущество "довоенного развертывания" проявляется еще и в том, что, если все пойдет недостаточно гладко, всегда можно отменить операцию, не расплатившись по счету. ("Какая война? Что вы? Мы просто проводили небольшие учения...") Так, арабы собирались начать войну весной 1973 г., но в последний момент "перенесли ее на осень".

Конечно, достоинства "довоенного развертывания" имеют оборотную сторону: трудности сосредоточения и первой фазы наступления вовсе не снимаются, они лишь переносятся в иную, а именно, политическую область. Соответственно, в политическую область смещается и фактор риска.

В 1864 - 1871 гг. блестящее политическое руководство Бисмарка позволило немцам осуществить "довоенное развертывание" и выиграть совсем легко. Но уже в 1914 г. внезапное нападение с нарушением нейтралитета Бельгии стоило Германии политического окружения. В результате после провала первоначальной операции положение страны стало не просто тяжелым (это - нормальная цена любой большой проигранной операции), но безнадежным.

 

"Непременное условие" победы при более или менее равных силах было установлено еще Эпаминондом - неравномерное распределение сил по фронту. Оперативное развертывание это всегда сосредоточение превосходящих сил против важного пункта позиции противника.

Пусть для осуществления операции на участке фронта, занимающем к% от общей длины, сосредоточено м% сил и средств. Тогда величину u=м/к назовем оперативным усилением. (Для плана Шлиффена в варианте Шлиффена 5/6 сил сосредоточено на 2/5 фронта - усиление 2,8. В варианте Мольтке 2/3 сил на 1/2 фронта - усиление 1,3.) Вообще говоря (при условии, что сеть коммуникаций справляется со снабжением), чем выше усиление, тем эффективнее операция и, соответственно, выше риск.

Назовем нагрузкой на операцию величину, равную отношению разности конечной позиции, соответствующей цели операции, и ближайшей к ней позиции, получающейся из исходной тождественным преобразованием, к норме исходной позиции (разумеется, позиция и все ее элементы рассматриваются в формальном линейном пространстве возможностей)26.

Аналогом второго начала термодинамики в аналитической стратегии служит принцип нетождественности: показатель риска операции есть величина, обратная к нагрузке на операцию.

Вспомним, что риск сосредоточен на отрезках операции до 1-й и после 2-й критических точек (обе включительно), в то время, как эффективность - между этими точками - в фазе нарастания. Мы приходим к некоторой аналогичности динамике самолета и динамике летательного аппарата тяжелее воздуха. Самолет будет тем более скоростным (а операция - более эффективной), чем больше нагрузка на крыло (нагрузка на операцию). Платой за это служат плохие взлетно посадочные характеристики. Для самолета - большие взлетно- посадочные скорости. Для операции - высокие темпы, необходимые для "включения" динамического гомеостаза.

В авиации это противоречие привело к созданию механизированного крыла и крыла переменной геометрии. Для операции аналогом, по видимому, является переменное оперативное усиление, что возможно лишь при развертывании на территории противника.

Из приведенного анализа следует, что всякое повышение подвижности (в тылу, на коммуникациях, на поле боя) способствует повышению нагрузки на операцию. В этом смысле можно говорить об ошибке Шлиффена. При идеальном управлении его операция проходила. Но, если бы дивизии Правого крыла были снабжены автотранспортом, она прошла бы и при очень посредственном руководстве. Иначе говоря, схема Шлиффена из-за недостатка характерной оперативной скорости оказалась "строга" в управлении. Вариант 1940 г. не столько был лучше геометрически, сколько менее "строг": группа армий "А" включала подвижные дивизии.

Будем называть "темпом" характерную единицу внутреннего времени операции.

Содержанием операции является борьба за темп: слабейшая сторона стремится затормозить наступление и остановить его раньше, нежели структура позиции изменится (практически это означает - раньше, чем наступающий создаст серьезную угрозу узлам связности или, не дай бог, центру позиции). В наиболее сложных операциях борьба за темп ведется обеими сторонами наступательно. То есть, происходит взаимное воздействие на симметричные узлы (в предельном случае - на симметричные центры позиций), и побеждает тот, кто успевает достичь результата раньше. Он выигрывает темп, и новая кристаллизация позиции происходит в его пользу.

Типичными примерами таких сражений являются Марнская, 1914 г., и Галицийская битва. Во Второй Мировой Войне к этому типу относится Киевская стратегическая операция 1941 г. (Ромны, как цель танковой группы Гудериана, Гомель, как цель Брянского фронта Еременко), и почти все операции в Северной Африке.

Взаимно-симметричные операции, возможно, наиболее сложный вид аналитических боевых действий, поскольку требует от командующего виртуозного сочетания наступления и обороны. При этом возникает очевидное противоречие: наступление требует максимального оперативного усиления, но и оборона не может осуществляться совершенно недостаточными силами. Немцы проиграли Марнскую битву именно потому, что нарушили оперативный баланс: район Шато-Тьери - стык 1-й и 2-й армий был слишком ослаблен ради атаки на флангах - на реке Урк и в Сен-Гондских болотах. В результате немцы проигрывали в центре быстрее, нежели выигрывали на флангах. Если учесть, что контрудар союзников был нанесен в идеальный момент прохождения шлиффеновским маневром (в исполнении Мольтке) 2-й критической точки, а также общее превосходство их в силах (вызванное не столько большим количеством счетных дивизий, сколько перенапряжением немецких коммуникаций), мы приходим к выводу о неизбежности немецкого отступления, несмотря на все одержанные Клюком, Бюловым и Хаузеном тактические успехи27.

Будем называть операцию сбалансированной, если прогнозируемая сумма выигрышей и проигрышей темпа на всех участках неотрицательна. Особенностью (и очевидным недостатком) немецкой стратегии в обеих мировых войнах следует считать плохую балансировку операции. Это приводило к успеху при слабом управлении у противника и/или его пассивности, но в иной ситуации содержало в себе зародыш гибели28.

Понятия риска, нагрузки на операцию, борьбы за темп и баланса позволяют сформулировать эстетические требования к операции. Прежде всего, от операции требуется экономичность и глубина. Нагрузка на операцию должна быть максимальна при сохранении оперативного баланса. "Затратная фаза" должна быть минимальной и, по возможности, пройденной за чужой счет. 2-я критическая точка должна быть достигнута лишь после окончания войны.

С моей (весьма субъективной) точки зрения максимальное эстетическое впечатление в войнах первой половины XX столетия производят следующие операции:

1. Немецкие операции 1940 г. в Дании и Норвегии (А.Гитлер, Фанкельхорст),

2. "Первая фаза" войны на Тихом океане: Перл-Харбор, Филиппины, Индонезия, Сингапур, рейд авианосцев в Индийский океан, 1941 - 1944 гг. (И.Ямомото),

3. Действия японского флота в сражении за залив Лейте, 1944 г. (Д.Озава, проиграна),

4. Захват англичанами Палестины и Сирии, 1917 - 1918 гг. (Лоуренс, Алленби),

5. Сражение у Эль-Газалы, 1942 г. (Э.Роммель),

6. Французская кампания 1940 г. (Э.Манштейн, Г.Гудериан),

7. Немецкое наступление в Арденнах, 1944 г. (А.Гитлер, проиграна),

8. Советское контрнаступление под Сталинградом, 1942 г. (Г.Жуков, Василевский).

Хочется внести в этот список два оперативных плана, блестяще разработанных, но осуществленных (вследствие ошибок исполнителей) не в полном объеме. Речь идет об операции "Большой Сатурн" (Г.Жуков, Василевский) и, разумеется, о "Плане Шлиффена".

Учение об операции - Шлиффеновское построение.

Важным частным случаем оперативного развертывания является развертывание Шлиффена, которые немцы неоднократно (и, как правило, успешно) применяли в войнах первой половины столетия. Это часто встречающееся построение было подробно исследовано методами аналитической стратегии.

Шлиффеновским маневром называется глубокая ассиметричная операция на окружение, отличающаяся развертыванием на территории противника, значительным оперативным усилением (около двух) и геометродинамическим характером движения соединений. 29

Последнее обозначает, что войска ударного крыла двигаются по оперативным геодезическим линиям - кривым наименьшего времени. Такое движение обеспечивается точным априорным определением текущих центров позиции и "привязки" к ним перемещения войск, а также оперативным вакуумом, созданным перед ударным крылом.

(Под "оперативным вакуумом" понимается, естественно, полное или почти полное отсутствие организованных сил неприятеля перед фронтом наступающей группировки.)

В шлиффеновском маневре создание оперативного вакуума обеспечивается:

1. Внезапностью и размахом наступления,

2. Огромным оперативным усилением, приводящим к быстрому разгрому противника на направлении главного удара,

3. Выигрышем времени за счет движения ударной группировки по линии наибольшей связности (через текущие центры позиции)

4. Провоцированием противника на естественную, но неудачную реакцию (маневр 5-й армии в 1914 г., маневр "Диль" в 1940 г.)

Для тактического построения Шлиффена характерно "корпусное каре", обеспечивающее быстрое перенесение операционных линий. (В некоторых вариантах ударное правое крыло движется на запад, в других оно поворачивает на юго-запад, юг и даже юго-восток; при ошибочном начертании обороны по Маасу между Седаном и Намюром возможен эффективный маневр против южного фланга этой обороны.30)

В плане Шлиффена важно наличие оси маневра. В 1914 г. такой осью являлся расширенный лагерь Меца, в 1940 г. "ось" в форме укреплений "западного вала" имела, скорее, информационный характер.

С "осью маневра" не следует путать специфическое, определенное именно для шлиффеновского наступления, понятие оси операции. Будем так называть кривую, которая в каждой точке ортогональная текущей линии фронта и делит наступающие войска пополам: правее и левее оси сосредоточены одинаковые силы. Шлиффеновский маневр тем успешнее, чем сильнее "ось" наступающего сдвинута вправо. Расстояние между "осями операции" сторон, отнесенное к характерной оборонительной полосе стандартной дивизии, называется "плечом операции". В рамках Шлиффеновского маневра нагрузка на операцию не может превышать произведение плеча операции на оперативное усиление31.

При последовательной реализации развертывания Шлиффена контрудары противника не могут иметь успеха, так как линии снабжения контратакующих частей попадают в "тень" наступающего крыла. Однако, инстинктивная попытка использовать это, если она не сопровождается полным успехом, приводит к сдвигу наступающего крыла и, следовательно, оси операции влево. Такой сдвиг носит паразитный характер, поскольку уменьшает плечо операции (и к тому же вследствие отклонения движения от геодезической линии сопровождается снижением темпа наступления). "Скольжение влево" представляет собой явление негативное, но в шлиффеновском маневре неизбежное32. Оно будет тем сильнее, чем активнее противник и выше инициатива командующих на местах.

Правильной реакцией главнокомандующего на "скольжение влево" является не столько административные попытки восстановить геометрию операции, вернув части на место (что чаще всего вообще невозможно и в любом случае ведет к серьезной потере времени), сколько организация "обратного скольжения вправо". То есть, в ответ на отклонение оси операции к югу и востоку командующий за счет переброски войск с левого фланга на правый отклоняет ее к северу и западу. Иными словами, дивизии, корпуса, армии совершают циклическую перестановку: все соединения, кроме одного, смещаются справа налево, а это последнее перебрасывается на освободившееся на крайнем правом фланге место.

Действия наступающей стороны в плане Шлиффена весьма естественны. И если скольжение влево обусловлено "притяжением" со стороны контратакующих дивизий противника, то "обратное скольжение вправо" (оно же "Бег к морю") стимулируются оперативным вакуумом между открытым флангом и побережьем. Дело руководителя - не мешать естественным процессам, а балансировать их, сохраняя неизменной оперативную геометрию: "Равнение направо, чувствовать локоть, коснуться плечом пролива".

Учение об операции - понятие "тени".

Возможно, самым сложным понятием аналитической стратегии является "тень". Этот термин носит синтетический характер и описывает воздействие на устойчивую позицию эвентуальной угрозы оперативного маневра.

Пусть существует класс ситуаций, при которых одна из сторон не может помешать противнику захватить - в рамках одной операции - определенную территорию. Тогда эта территория "затенена" возможной операцией противника, причем коэффициент затенения определяется отношением мощности множества пространства решений, в котором оккупация происходит, к общей мощности пространства решений. Как правило, об "оперативной тени" говорят лишь в том случае, если коэффициент затенения близок к единице.

Оперативная тень называется существенной, если она отброшена на узлы связности позиции противника. Если тень отброшена на центр позиции, позиция действиями, остающимися в рамках аналитической стратегии, удержана быть не может (первая теорема об оперативной тени).

Наступление из существенно затененной области или в эту область не имеет перспектив на успех (вторая теорема об оперативной тени).

Если эвентуальная возможность операции может отбрасывать "тень" (возможно, не очень густую), то тем более "тень" отбрасывает реальная операция, особенно, находящаяся в фазе нарастания. Величина тени, которую отбрасывает реальная операция, пропорциональна ее темпу (третья теорема об оперативной тени).

Если несколько узлов связности сцеплены, то затенение одного из них отбрасывает вторичную "тень" на всю систему (четвертая теорема об оперативной тени).

 

В заключение рассмотрим влияние эффекта затененности на боевые действия сторон в Сталинградской битве.

Целью летней кампании 1942 г. для Германии было построение на южном крыле фронта взаимно блокированной позиции. Для этого было необходимо обеспечить избыточный контроль над нижним и средним течением Волги, то есть - захватить все узлы связности по этому течению. Последовательное выполнение этого плана должно было сопровождаться боями за Воронеж, Сталинград, Астрахань.

Местность между Доном и Волгой представляет собой сравнительно ровную степь, бедную населенными пунктами и путями сообщения. Узловые точки позиции: Ростов, Калач и Сталинград, - сцеплены, причем Ростов дополнительно сцеплен с Тихорецком. В результате захват немцами Ростова привел к появлению обширной тени, вытянутой в широтном направлении. Действительно немцы довольно быстро продвинулись от Ростова к Сталинграду и, если бы стратегия обеих сторон оставалась аналитической, легко бы взяли его.

На этой стадии кампании немцы совершили серьезную, хотя и объяснимую ошибку: не обеспечив за собой Астрахань, они начали наступление на юг. Действительно, Тихорецк, ворота на Кавказ был затенен. Однако, тяжелая местность в горах сокращала темпы наступления, в результате чего "тень" становилась все короче. Наступление на Кавказ, не обеспеченное контролем над линией Волги приобретало прямой и бесперспективный характер: летом и осенью немцы правдами, а больше неправдами пытаются продолжить эту операцию, давно прошедшую 2-ю критическую точку и глубоко зашедшую в "фазу насыщения".

В известном смысле Гитлер был прав, когда говорил, что судьба Кавказа решается под Сталинградом. Захват линии Волги и прежде всего Астрахани резко снизил бы связность советских войск на Кавказе и, возможно, привел бы к их гибели (одновременная потеря Ростова и Астрахани "затеняет" Кавказ почти полностью). Однако, в осуществлении этой операции немцы не проявили должной настойчивости.

Осенью наступление на Сталинград также перешло в стадию насыщения. В результате "тень", отбрасываемая немецкими войсками, стала практически совпадать с областью из расположения.

Таим образом, вместо взаимно блокированной позиции немцы получили позицию, блокированную односторонне - и не в свою пользу. В этих условиях сосредоточение русских войск на западном берегу Волги постепенно начинает создавать чрезвычайно густую "оперативную тень".

Действительно, существует эвентуальная возможность русской операции против Калача (одно - или двухсторонней). Вероятность такой операции тем больше, чем более немецкие войска связаны (а они связаны необходимостью продолжать две операции, находящиеся в стадии насыщения), чем больше русских войск на плацдармах (уже в сентябре их более, чем достаточно), чем они подвижнее (они достаточно подвижны, чтобы взять Калач раньше, нежели противник успеет предпринять какие-либо реальные действия, этому препятствующие) и чем слабее оборона по растянутой блокадной линии севернее и южнее Сталинграда (она обеспечивается румынскими войсками).

В результате Калач попадает в оперативную тень, а с ним - согласно четвертой теореме об оперативной тени - и все сцепленные объекты, то есть Ростов и Тихорецк. То есть, "тень" нависает над всей группой армий "А" и над большой частью группы "Б".

19 ноября 1942 г. эта возможность стала реальностью.

С точки зрения военного искусства после занятия Калача и окружения сталинградской группировки ничто не может спасти южный участок немецкого фронта от коллапса. В этих условиях разыгрывается обоюдно ошибочная операция "Зимняя Гроза".

Э.Манштейн наступает из одной оперативной тени в другую, что, согласно второй теореме, принести успеха не может. И не приносит. Меллентин, который пишет прочувственные слова о якобы роковой для Империи речке Аскай, просто не разобрался в ситуации. Вообще-то поздно уже спасать не только сталинградскую, но и кавказскую группировку.

Советское командование под впечатлением удара Гота на Сталинград теряет всякое психическое равновесие и отменяет наступление на Ростов ("Большой Сатурн"), решив ограничиться "Малым Сатурном" - разгромом итальянцев. Для противодействия Манштейну под Сталинград перебрасываются свежие силы.

Вообще говоря, с точки зрения аналитической стратегии ничто не мешало пустить Гота в "котел". Это только ухудшало положение немцев, поскольку вся линия коммуникаций, по которым снабжалась наступающая группировка и по которой, по-видимому, собирались кормить Паулюса, вся без исключения находилась в "тени". При проведении "Большого Сатурна" "тень" становилась смертельной. Собственно, даже паллиатив "Малого Сатурна" заставил Э.Манштейна немедленно отказаться от возобновления наступления33.

Однако, оказавшись не в силах спасти Сталинград, Э.Манштейн воспользовался подаренным ему временем для консолидации позиции и организации обороны Батайска и Ростова. Группа армий "А" отходит на Ростов и Новороссийск.

Советское командование развертывает операцию "Кольцо" по уничтожению окруженной группировки.

В буквальном смыс

Категория: Мои статьи | Добавил: Geos (02.11.2009)
Просмотров: 1620 | Рейтинг: 0.0/0
Всего комментариев: 0
Имя *:
Email *:
Код *:
Работы студентов

Наш опрос
Оцените отчет Симоненко Ю. Туреччина у світовому просторі
Всего ответов: 52

Друзья сайта
  • Интернет-журнал "Наше будущее"
  • Исторические карты
  • Русский Архипелаг - Геополитика (С. Переслегин)
  • Институт геополитики профессора Дергачева
  • Кафедра геомониторинга и охраны природы
  • География, картография, геоинформатика
  • Электронные книги по школьной географии
  • Планы-конспекты уроков по географии

  • Статистика

    Онлайн всего: 1
    Гостей: 1
    Пользователей: 0


    Величко С. А. © 2017Сделать бесплатный сайт с uCoz